59 просмотров

Вспышка коронавируса на юге Китая может нанести урон морской торговле

Последствия будут ощущаться в течение нескольких месяцев

Фото: Pixabay.com

Новая вспышка COVID-19 в провинции Гуандун (КНР) нарушила работу портов региона, сообщает «Коммерсантъ».

Закрытие терминала Яньтянь с 25 по 31 мая и перераспределение грузовых потоков в другие регионы вызвала заторы. Сейчас порт восстановил свою деятельность, но работает на 30% от прежней мощности, сказал в интервью изданию вице-президент Kuehne + Nagel в России и странах СНГ по морским перевозкам Марио Врлжичак.

Директор Rail Cargo Logistics—Rus Александр Баскаков заявил, что компания ожидает задержки по поставкам электроники и микросхем. Рассчитывать на железнодорожные перевозки в текущих условиях не приходится, сказываются высокие объемы нагрузок на них.

Эксперты отмечают задержки выходов судов более чем на неделю и многочасовые пробки в Наньша и рекомендуют заранее бронировать другие места для прибытия. Они высказали опасение, что нынешняя ситуация скажется сильнее, чем блокировка Суэцкого канала судном Ever Given.

«Последствия будут ощущаться во всем мире по крайней мере еще в течение двух-трех кварталов», — предположил Марио Врлжичак.

Ранее «Курсив» сообщал, что блокировка Суэцкого канала кораблем Ever Given подстегнула цены на нефть.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 
7076 просмотров

Вагоны с зерном для Китая возвращают в Казахстан

Экспортеры пшеницы, ячменя и льна должны вернуть компаниям КНР полученную предоплату

Фото: Depositphotos.com

Крытые вагоны с продовольственными грузами, так и не попав в Китай, возвращаются к казахстанским грузоотправителям. Экспортеры пшеницы, ячменя и льна должны вернуть китайским компаниям полученную предоплату. А те, кто все-таки намерен выполнить контракт, должны перегрузить товары в контейнеры.

«КТЖ-Грузовые перевозки» начала возвращать груженые крытые вагоны на первоначальные станции погрузки – китайская железная дорога такие вагоны фактически не принимает. По данным на 31 марта, на казахстанско-китайской границе (станция Достык – Алашанькоу) простаивали в ожидании приема в КНР 1860 крытых вагонов с продовольственными грузами, преимущественно зерном. Эти вагоны стояли на границе всю зиму и март, то есть более четырех месяцев. Китай ужесточил требования к приему грузов в конце ноября прошлого года, опасаясь «завозного» коронавируса.

«Возврат вагонов на первоначальные станции погрузки – вынужденная мера. Причины такого решения – неприем крытых вагонов китайской железной дорогой, а также просьбы собственников вагонов и грузоотправителей вернуть подвижной состав», – отметил первый заместитель генерального директора ТОО «КТЖ-Грузовые перевозки» Канат Кобесов.  

По данным на 3 апреля, 354 вагона ушли обратно грузоотправителям, поступили заявки на возврат еще более 300 вагонов. На приграничной станции Достык остается еще примерно 1,1 тыс. крытых вагонов с продовольствием.

Расходный чек

Теперь владельцам продовольственных грузов необходимо оперативно отозвать таможенные декларации, принять и выгрузить зерно на первоначальной станции погрузки. И оплатить все эти действия за свой счет. 

«Мы предварительно подсчитывали – у нас получилось около $60 на тонну. В вагоне 63 тонны. 1800 вагонов, подлежащих возврату. Это и есть убытки экспортеров», – прикинул примерные расходы официальный представитель Зернового союза Казахстана, учредитель группы компаний «Северное зерно» Евгений Карабанов.

Карабанов говорит, что экспортеры, как правило, поставляют зерно в Китай на условиях 50–70%-ной предоплаты. Оставшуюся часть китайские контрагенты оплачивают по факту поступления груза. Получив и выгрузив так и не уехавший в Китай товар, казахстанский экспортер должен решить, что делать дальше. Варианта два: вернуть предоплату и перенаправить товар в одну из стран Центральной Азии или все-таки выполнить свои обязательства перед КНР. Во втором случае экспортеру придется погрузить зерно в контейнер и вновь оплатить транспортные и другие расходы до китайской станции назначения.

За время простоя на границе зерно успело подорожать. Если в середине ноября 2020 года тонна ячменя на элеваторах северного Казахстана стоила около 59–60 тыс. тенге, то в марте цены выросли до 74–75 тыс. тенге. Стоимость пшеницы третьего класса изменилась не так значительно –  с 88–94 тыс. тенге до 92–95 тыс. тенге за тонну.

Куда поедет груз

Представитель Зернового союза прогнозирует, что экспортеры, скорее всего, выполнят свои обязательства по поставке ячменя в Китай, а лен и пшеницу отправят на другие рынки – в Иран или Европу. От возвращенных с границы продовольственных грузов в Китай вновь будет отправлено не более 30–40%, в основном за счет ячменя, полагает Карабанов.

Возвращать ячмень, пшеницу и лен нужно быстрее: теплеет, а перепады температур способствуют порче продовольствия. Застраховать вероятность того, что товар испортится в процессе доставки, нельзя, так что этот риск целиком лежит на экспортере.   

Евгений Карабанов отмечает избирательность подхода китайской стороны к приему казахстанского зерна. Китайская сторона, опасаясь, что коронавирус окажется на упаковке, не принимает крытые грузовые вагоны – мешки с зерном из них на границе нужно перегружать вручную, и именно этого китайцы стараются избежать. Но точно такие же мешки, только в контейнерах, беспрепятственно идут во внутренний Китай и там все равно разгружаются вручную.

С 5 по 15 апреля КТЖ вновь ввела запрет на прием всех грузов на станцию Достык в КНР. Исключение сделано только для грузов в контейнерах, которые китайская сторона принимает.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 

kursiv_kz.jpg