60 просмотров

Социальное дистанцирование играет на руку производителям мотоциклов

Общественному транспорту потребители предпочитают двухколесный

Фото: Wu Hong/Epa/Shutterstock

Совершенно неожиданно экономический спад может оказаться на руку производителям различных мотоциклов, за исключением, вероятнее всего, лишь компании Harley-Davidson.

Потребители стали покупать мотоциклы чаще, судя по данным из Китая и некоторых стран Европы, где удалось обуздать пандемию. В мае продажи двухколесного транспорта в Германии, Австрии и Нидерландах опережали уровень продаж за аналогичный период прошлого года, хотя в целом на общеевропейском уровне они все еще ниже на 10% в связи с сохраняющимися проблемами в Великобритании и Испании.

Снимок экрана 2020-07-18 в 08.29.48.png

По оценке исследовательской компании MotorCycles Data, темпы восстановления продаж должны ускориться в июне, в том числе за счет Италии, где по сравнению с аналогичным периодом прошлого года продажи, про прогнозам, вырастут на 20%.

Причина, по которой люди пересаживаются с общественного транспорта на частный, напрямую связана с желанием защититься от коронавируса.

«Речь идет не только о мотоциклах и скутерах, но также и об электровелосипедах, электроскейтах и велосипедах. Все это – отличный выбор для тех, кто хочет соблюдать дистанцию», – говорит Карло Симоньини, руководитель компании MotorCycles Data.

Очевидное предпочтение частного транспорта показывают данные о ежедневных запросах на планирование маршрута, опубликованные компанией Apple. В странах, где карантин был снят не так давно, например в Германии и Франции, люди делают запросы на построение маршрутов в приложении Apple Maps чаще, чем раньше.

Тренд социального дистанцирования способен смягчить влияние рецессии и на автопроизводителей. Часть вполне обеспеченных потребителей, ранее отказывавшихся от приобретения автомобиля в пользу райдшеринга или общественного транспорта, теперь могут его приобрести. Bernstein изучила данные страховых компаний и выяснила что, например, в Китае продажи таких премиальных марок, как BMW и Audi, в мае выросли на 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В инвестиционной компании результат связывают, в частности, с тем, что богатые горожане избегают общественного транспорта.

Однако автомобили – это достаточно дорогостоящий товар, на приобретение которого рядовые покупатели в период экономической неопределенности не готовы. В целом китайский авторынок находится на спаде.

Падают продажи автомобилей и в Европе, в мае падение составило 52%, и ситуация здесь намного хуже, чем на рынке двухколесного транспорта. Во многих странах именно небольшие мотоциклы и скутеры могут оказаться «золотой серединой» при выборе между высокой ценой на автомобили и сложностями с парковкой, с одной стороны, и рисками для здоровья в общественном транспорте – с другой. 

США, где культура владения личным автомобилем особенно сильна, могут стать исключением. На местном мотоциклетном рынке долгое время доминировал особый тип больших мотоциклов «для души», выпускаемых компанией Harley-Davidson, тогда как во всем остальном мире популярны небольшие практичные мотоциклы. Однако в последние годы, по мере того как поколение поклонников мотоклуба «Ангелы ада» становится старше, продажи Harley в США падают, а вместе с ними и цена акций компании. И нет никаких оснований полагать, что социальное дистанцирование эту тенденцию как-то изменит. 

Большие выгоды инвесторам сулит Honda. В США эта японская компания широко известна как производитель автомобилей, однако наибольшие прибыли она получает именно благодаря продажам двухколесного транспорта. Каждый третий продаваемый в мире мотоцикл сделан Honda. И это намного более серьезная доля на рынке, чем те, которыми могут похвастаться какие-либо автопроизводители, указывает Бен Престон из лондонской инвестиционной компании Orbis, владеющей пакетом акций Honda.

Еще большим потенциалом обладают акции компании Niu Technologies – китайского производителя премиального двухколесного транспорта на электротяге, чьи акции торгуются на Nasdaq. И разница здесь в том, что инвесторы уже, похоже, готовы обеспечить рост Niu – в этом году акции компании выросли в цене на 88%, тогда как акции Honda, наоборот, упали на 13%.

Уникальные причины возникновения текущей рецессии вполне способны привести к необычным результатам. Рост рынка практичного двухколесного транспорта может стать одним из них.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.uz

 
614 просмотров

Ювелирная задача

Как Узбекистан готовится стать крупнейшим поставщиком украшений в Центральной Азии

Фото: Arthur Konovalov / Артур Коновалов

В ноябре 2020 года в Узбекистане на заводе ювелирных изделий - Gold Moon Tashkent запланирован старт производства с целевым объемом выпуска украшений - 6 тонн в год к 2023 г.. Об этом «Курсиву» сообщил директор предприятия Жасур Рузаев. Стоимость проекта – $21 млн. Предприятие со 100% госучастия, со слов его руководителя, станет самым крупным в Центральной Азии по мощности производства. Несмотря на заявленные цели, за шесть месяцев этого года в РУз все местные ювелиры официально выпустили только 35,1 кг продукции. Способен ли Узбекистан совершить такой рывок? Сможет ли страна обеспечить внутренний спрос и достойно представить свою продукцию на международном ювелирном рынке, выяснял «Курсив». 

Без лидера 

Главный экспортный продукт Узбекистана – золото. По итогам шести месяцев его продали за рубеж на $2,1 млрд. Это треть всего экспорта республики, однако ювелирные украшения занимают лишь малую часть в доле проданных за рубеж товаров. За полгода 59 кг изделий продали только в Арабские Эмираты на $2,6 млн. В другие страны поставки не осуществлялись. 

Снимок экрана 2020-08-06 в 14.53.40_1.png

На фото: Жасур Рузаев

В беседе с «Курсивом» зампредседателя Ассоциации ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат» Нодир Мирахмедов сообщил, что в Ташкенте 60-70% реализуемых украшений привезены из-за границы, остальное выпустили местные ювелиры. В регионах соотношение противоположное: 30-40% - это импорт, а другая часть произведена отечественными ювелирами. В республику завозят изделия из Турции, Индии, России и других стран. Что-то попадает легально, а что-то нет.  

По словам Мирахмедова, потенциал роста для производителей Узбекистана большой, так как, по подсчетам специалистов Ассоциации, годовой объем рынка ювелирных изделий в стране может достигать четырех тонн. Однако, сейчас в РУз нет отечественного лидера отрасли. За весь прошлый год, по официальным данным, в республике произвели всего 335,1 кг продукции.  

Законный барьер

Постановлением президента от 2017 года были определены прогнозные параметры производства золотых и серебряных украшений. В 2019 году республика должна была выпустить 1,4 тонны на $34 млн. По словам Нодира Мирахмедова, эти прогнозы не исполнены. Причина – несовершенство законодательства. 

фото 1 (1)_0.jpg

На фото: Нодир Мирахмедов


Ювелиры в РУз не имели права самостоятельно проставлять пробы на изделиях и продавать свои украшения без посредников, в данном случае магазинов. Отсутствовал доступ к сырью, и они были обязаны учитывать расход драгметаллов на каждом этапе производства и отчитываться за это.

Иностранцы, которые хотели вывезти украшения стоимостью от $5 тыс., сталкивались с бюрократическими барьерами. Для этого, помимо оплаты сбора, надо было заполнять грузовую таможенную декларацию, что занимало от одного до двух дней. По мнению зампредседателя Ассоциации – все это было сдерживающими факторами на пути развития отрасли.   

Поворотный этап  

В мае 2019 года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о реформах в ювелирной промышленности, который, по словам Нодира Мирахмедова, либирализовал всю индустрию и рынок. Производители получили право самостоятельно проставлять пробы на изделиях. Исключены процедуры учета драгметаллов на каждом этапе производства украшений.

Ювелиры теперь могут продавать свою продукцию не через магазины, а самостоятельно. До 1 июля 2022 года местные производители освобождены от НДС и уплаты акциза, и для них открылись новые рынки сырья. Теперь они могут его приобретать в коммерческих банках, на бирже, у старателей и напрямую - у аффинажных компаний. Обязанность заполнять грузовую таможенную декларацию при вывозе украшений от $5 тыс. также исключена. 

Вышли из тени

«Раньше ювелиры занимались производством изделий на давальческой основе. Клиент приходил, приносил с собой 10 гр золота и просил изготовить серьги или кольцо. Это то, что они могли делать официально. В реальности ювелиры скупали на черном рынке золото ломом, производили из этого украшения и продавали на рынках»,- сказал зампредседателя Ассоциации. 

Вместе с либерализацией законодательства участники отрасли Узбекистана стали выходить из тени. 

По данным «Узбекзаргарсаноат» в 2018 году в Узбекистане было 13 юрлиц и 80 частных предпринимателей, которые имели разрешение на изготовление ювелирных изделий. Сейчас в отрасли работают 34 и 126 официальных производителей соответственно. Оптовой и розничной торговлей в 2018 году занимались 114 организаций, а в этом году их число выросло до 449.  

«Нашим потенциальным рынком скорее всего станет Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Россия»,- сказал Нодир Мирахмедов.

Объем рынка также известен. По подсчетам специалистов Ассоциации только в Центральной Азии он составляет около 35 тонн.  

Лом важнее золота 

Основатель ювелирного бренда «Holmuradov Design» Улугбек Холмурадов согласен с тем, что в Узбекистане стало легче вести бизнес в последние два года.

«Чтобы организовать свой ювелирный магазин, раньше нужно было пройти департамент торговли, получить разрешение на право продажи и ежемесячно за это платить. Сейчас всего этого нет. Как следствие на рынке стало больше торговых точек, и они пытаются продавать что-то интересное»,- сказал предприниматель. 

Покупать драгметаллы на бирже и в банках Улугбек Холмурадов пока не пробовал. Он считает, что по-прежнему самый простой способом приобрести сырье - это скупка у населения. Так делают и большинство других ювелиров. 

По данным «Курсива» сейчас золото 585 пробы у населения скупают по 290 тыс. сумов ($28) за грамм. На бирже этот металл продают только 999 пробы, и он обойдется ювелиру в $58. Из этого сырья можно произвести изделие любой пробы. Цена драгметалла может меняться в зависимости от стоимости тройской унции на Лондонской бирже. 

Чужие модели 

Говоря о качестве ювелирных украшений в Узбекистане, Улугбек Холмурадов отметил, что местную продукцию нельзя назвать конкурентоспособной.

«Знаком со многими ювелирами, и в большинстве случаев, они не знают, что нового предложить потребителю. У них нет художественного образования, нет философии бренда и продаж. Для успешной конкуренции на этом рынке, нужно разбираться в дизайне, понимать, что это такое, продумывать его на несколько лет вперед, но у них этого нет. В итоге, они просто копируют чужие модели»,- отметил предприниматель. 

Учение – свет 

По данным «Узбекзаргарсаноат», сегодня в РУз около 2  тыс. человек имеют квалификацию ювелиров. Это те, кто закончил колледжи или учились у мастеров. 

«Мы проработали с турецкой стороной вопрос обучения наших молодых специалистов на грантовой основе в высших учебных заведениях Турции. Это четырехгодичная программа. Сейчас рассматривается вопрос приема 3-4 кандидатов. Также в эту страну планируют отправить 20 – 30 ювелиров для повышения квалификации»,- сказал зампредседателя Ассоциации. 

По словам Нодира Мирахмедова – это станет новым этапом развития отрасли, которая долгое время находилась в тени. В результате местные ювелиры не получали необходимых знаний, технологий и оборудования. Ассоциация намерена восполнить этот пробел с помощью образовательных программ и выставок.