267 просмотров

Япония предложила Узбекистану новый формат переговоров по Афганистану

Отмечен вклад республики в мирный процесс

Фото: Pexels

Спецпредставитель Японии по Афганистану Катсухито Такахаши в ходе встречи в онлайн-режиме со спецпредставителем Узбекистана Исматуллой Иргашевым предложил создать новый формат консультаций по разрешению афганского кризиса «Япония-Узбекистан-Афганистан», сообщает МИД РУз.

Как отметили во внешнеполитическом ведомстве республики, японская сторона дала высокую оценку проводимой руководством Узбекистана политике по мирному разрешению многолетнего афганского кризиса, интеграции страны в региональные политические и экономические процессы.

photo_2020-07-21_19-30-18.jpg

Фото: mfa.uz 

По мнению директора Аналитического центра Российского общества политологов (РОП) Андрея Серенко, японская инициатива о создании трехстороннего формата содействия межафганским переговорам является перспективным политическим проектом – в части укрепления сотрудничества и солидарного взаимодействия Ташкента и Токио в центрально-азиатском регионе.

«Конечно, перспективы самого межафганского диалога являются сегодня весьма туманными: если участники афганского конфликта не примут принципиального решения о необходимости поиска компромисса, за них никто этого не сможет сделать. Являющиеся прагматиками и реалистами японские и узбекские дипломаты и политики это, наверняка, прекрасно понимают. Однако афганская повестка является удачным поводом расширить и укрепить стратегическое партнерство Узбекистана и Японии, получившее новый импульс после важного визита президента Шавката Мирзиёева в Токио в декабре 2019 года», - подчеркнул Андрей Серенко.

Эксперт отмечает, что Япония заинтересована в создании сильного политического альянса с Узбекистаном, и афганская проблематика помогает такой союз конструировать и обосновывать.

«Перспективы японо-узбекского партнерства выглядят достаточно уверенными, так как налицо глубокое совпадение интересов двух стран. Ташкент может рассчитывать на экономическую, инвестиционную поддержку со стороны Токио, что крайне важно для президента Мирзиёева, проводящего системные реформы в Узбекистане. Япония, в свою очередь, получает шанс укрепить свои позиции в Центральной Азии, тем самым, сбалансировав все более агрессивную экспансию Пекина в регионе. Полагаю, что со временем тандем Япония-Узбекистан станет реальной альтернативой альянсу Китай-Таджикистан, что пойдет на пользу всему региону, не без оснований опасающегося растущего доминирования китайцев», - заявил Серенко.

Что касается афганской повестки японо-узбекского сотрудничества, политолог отмечает, что она прошла успешную проверку временем и практикой. Японцы являются одними из ключевых доноров Афганистана, их взнос в различные проекты в этой стране превысил $5 млрд. Токийская международная конференция 2012 года сыграла важную роль в координации усилий стран-доноров по поддержке афганского правительства. Наконец, японская сторона эффективно содействовала становлению афганских сил безопасности – армии и полиции, успешно продвигала технологии противодействия наркоиндустрии, как в Афганистане, так и в соседних с ним государствах Центральной Азии. 

«Узбекистан в последние годы демонстрирует резкий рост различных политических и инфраструктурных инициатив, связанных с Афганистаном. Это напрямую связано с новым курсом, который проводит президент Мирзиёев и который сделал Узбекистан главным партнером Кабула в регионе. Стремление японской и узбекской стороны объединить сегодня потенциалы в сфере реагирования на афганский кризис обещает дать синергетический эффект, который еще больше усилит позиции Ташкента и Токио в Афганистане. На мой взгляд, трио в составе Афганистана, Узбекистана и Японии способно стать ядром регионального консенсуса, который необходим для выработки заинтересованными странами солидарной и конструктивной позиции в отношении афганского кризиса. Во всяком случае, доверия к такому альянсу у афганского правительства, политических и общественных групп будет гораздо больше, чем к каким-то другим коалициям», - резюмировал Андрей Серенко.

Напомним, во время визита госсекретаря США Майка Помпео также был отмечен вклад Узбекистан в мирное урегулирование афганского кризиса. 

 
1 просмотр

Узбекистан готовится к первым выборам при президенте Мирзиёеве

Все пять политических партий допущены к участию в предвыборной гонке за места в парламенте

Фото: Shutterstock

Парламентские выборы, которые в этом году пройдут под лозунгом «Новый Узбекистан – новые выборы», станут первыми за время президентства Шавката Мирзиёева. Избирать 22 декабря 2019 года узбекистанцы будут не только депутатов Олий Мажлиса, но и местных кенгашей.

Подготовка к столь крупной избирательной кампании была начата еще в прошлом году. Голосование станет своеобразной обкаткой новых правил, закреп­ленных в этом году в избирательном кодексе.

Зеленые идут

На встрече глав постоянных представительств при ОБСЕ в Вене председатель ЦИК Узбекистана Мирза-Улугбек Абдусаломов отметил, что в ходе разработки кодекса был изучен опыт более 50 стран и учтены рекомендации миссий международных организаций по наблюдению за выборами.

«Данный кодекс объединил в один документ нормы пяти законов, регулировавших отношения, связанных с подготовкой и проведением выборов президента, депутатов законодательной палаты, областных, районных и городских кенгашей, а также регламентировавших организацию деятельности Центризбиркома», – заявил Абдусаломов. 

Более 30 изменений коснутся не только организации самого выборного процесса, но и формирования парламента страны. Ранее из 150 мест в законодательной палате Олий Мажлиса 15 мандатов было закреплено за «Экологическим движением», куда входили видные ученые и общественные деятели. 

За остальные места боролись четыре политические партии: Демократическая партия Узбекистана «Миллий тикланиш» («Национальное возрождение»), Движение предпринимателей и деловых людей – Либерально-демократическая партия Узбекистана (УзЛиДеП), Народно демократическая партия Узбекистана и Социал-демократическая партия Узбекистана «Адолат» («Справедливость»). 

После того как президент Мирзиёев призвал отказаться от квотирования мест в парламенте, в январе 2019 года «Экологическое движение» было преобразовано в «Экологическую партию». Таким образом, на политической арене Узбекистана появился новый игрок – пятая партия, которая уже на общих правах принимает участие в выборах-2019. 

«Предвыборные» от государства

Еще одна новинка данного избирательного цикла – кандидатам на проведение кампании будут выделяться деньги из госбюджета. ЦИК Узбекистана утвердил смету расходов по подготовке и проведению выборов в Олий Мажилис, а также областные, районные и городские кенгаши. На каждого кандидата в депутаты законодательной палаты из казны будет выделено по 10,8 млн сумов ($1145,6 по текущему курсу ЦБ РУз), участникам выборов в областные кенгаши народных депутатов и Ташкента по 2 млн сумов ($211,5), кандидатам в районные и городские кенгаши – 1 млн сумов ($105,7). 

По данным международного пресс-центра «Выборы-2019», всего на парламентскую избирательную кампанию Узбекистан потратит $25 млн. Численность избирателей в республике составляет 20,6 млн человек. Соответственно, на каждого голосующего приходится по $1,21. К примеру, в соседнем Казахстане расходы на парламентские выборы при 12 млн избирателей составляют $24,7 млн и по $2,05 на каждого казахстанца с правом голоса. 

Изобретательность для галочки

Сама избирательная кампания в партиях уже идет полным ходом: открыты штабы, проводятся встречи с жителями, распространяются агитационные материалы. Как рассказал «Курсиву» директор центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев, партии в этой политической гонке демонстрируют особую активность и изобретательность.

«Политические конкуренты используют не только традиционные и устоявшиеся методы ведения избирательной кампании, они довольно интенсивно участвуют в межпартийных дискуссиях, озвучивают идеи, которые, по крайней мере, обсуждаются обществом, – замечает Бахтиёр Эргашев. – Чаще всего это вопросы, которые затрагивают каждого избирателя: цены, реформы ЖКХ, промышленность, сельское хозяйство, трудоустройство и другие насущные темы. Такой межпартийный диалог не может не радовать и дает избирателям определенную надежду на позитивные перемены в будущем». 

Бахтиёр Эргашев отмечает, что в условиях динамично развивающегося общества меняется роль парламента и каждого депутата, о чем неоднократно заявляло руководство Узбекистана. «Нынешние выборы тем и интересны, что могут существенно изменить состав законодательной палаты, а интересы граждан в парламенте будут представлять люди, которые соответствуют высокой динамике и темпам изменений в стране», – подчеркнул политолог. 

По его мнению, главная борьба за места в парламенте развернется между Либерально-демократической партией Узбекистана (УзЛиДеП) и Народно-демократической партией Узбекистана. «Со времен парламентской реформы 2004 года на всех выборах УзЛиДеП получала большинство. Не думаю, что на этот раз картина изменится. Их оппонент – вечно вторая Народно-демократическая партия имеет четко выстроенную структуру и определенный потенциал в качестве идеологии, поэтому у нее есть все шансы сохранить за собой в парламенте второе место», – заявил Эргашев. 

Из победителей в премьеры

По узбекистанскому законодательству избранному составу законодательной палаты предстоит назначение премьер-министра и формирование нового состава правительства. Кандидатура главы кабмина республики выдвигается из числа депутатов победившей партии. Также именно выигравшая политическая сила будет влиять на формирование парламентских комитетов.

В последнем созыве парламента УзЛиДеП, от которой Шавкат Мирзиёев был выдвинут на пост премьер-министра, представляли 52 депутата. 

Народно-демократическая партия являлась третьей и владела 27 мандатами, уступив вторую строчку Демократической партии «Миллий тикланиш» с 36 местами. 

К слову, сам президент Мирзиё­ев в ходе нынешней избирательной кампании не выказывает своих явных предпочтений в отношении той или иной партии. При этом глава государства неоднократно заявлял о новых задачах, которые стоят перед депутатами, и их растущей ответственности за принятие решений.