1662 просмотра

Как Узбекистан собирается уехать в будущее на электромобилях

Количество завезенных в республику таких авто выросло почти в восемь раз за пять месяцев 2021 года

Узбекистан целенаправленно расширяет парк электромобилей. В ход идут и обнуление пошлин и акцизов при импорте, и освобождение от сборов при регистрации, и установка зарядных станций, и попытка наладить собственное производство электрокаров. Своеобразным бонусом для владельцев электрических авто могут стать новые номерные знаки с зеленым фоном и буквой «Е».

Почти в восемь раз – с 26 до 205 – выросло количество завезенных электромобилей в Узбекистан в январе – мае 2021 года, если сравнивать с тем же периодом прошлого года. При этом за весь 2020 год страна импортировала 131 электрокар.

Отношения наэлектризовались

Рост можно объяснить льготами, которые Узбекистан начал вводить для владельцев электрокаров. 1 января 2019 года республика отменила импортную пошлину на электрокары. С июля того же года владельцы перестали платить 30%-ный акциз на ввоз электрических автомобилей в республику. Сегодня обладатели электромобилей платят лишь НДС в размере 15%.

В мае 2021 года парламентарии Узбекистана одобрили в первом чтении проект закона, который освободит владельцев электрокаров от автомобильного сбора. Этот сбор в размере 3% от стоимости машины водители платят при регистрации в МВД нового транспорта (на подержанные авто ставки разнятся).

Также выросший импорт автомобилей с электродвигателем говорит о том, что тренд на экологичный вид транспорта дошел до Узбекистана. Такого мнения придерживается руководитель ТМ Megawatt Motors Александр Абдуллаев. Его компания является дилером нескольких китайских автомобилестроителей, включая производителя электрокаров Nio.

«В первую очередь электромобили приобретают люди, следующие за инновациями, а через какое-то время подтягиваются остальные», – отметил он.

Абдуллаев добавил, что в Узбекистане популярны электрокары стоимостью от $25 тыс. до $40 тыс., поскольку покупательская способность в республике невысока. По той же причине практически нет покупателей на автомобили Tesla (стоимостью от $60 тыс.) и Mercedes (от $120 тыс.). Основной спрос на рынке приходится на электромобили китайского производства, узбекистанцев устраивает их соотношение «цена – качество». Сервисы доставки и такси в течение пяти лет станут активно переходить на такие электромобили, прогнозирует руководитель ТМ Megawatt Motors.

«За $30 тыс. предпринимателям выгоднее купить три автомобиля Chevrolet Ravon или Chevrolet Spark», – считает Акмаль Пайзиев, основатель IT-компании Newmax Technologies, которая разработала сервисы доставки Express24, такси MyTaxi и др.

Пайзиев отмечает, что у многих китайских электромашин бюджетного сегмента (до $30 тыс.) нет систем охлаждения аккумуляторных батарей, что уменьшает их срок службы в летний период. Хотя предыдущий спикер уверен, что влияние жаркого климата на аккумуляторные батареи минимально. Уточним, что средняя температура в Ташкенте в июле +28, но может подниматься и выше +40.

Низкая популярность электрокаров среди бизнесменов, по наблюдениям Пайзиева, связана также с малым запасом хода – 200–250 км и деградацией аккумуляторов после 1 тыс. циклов зарядки. К тому же проще и быстрее заправить автомобиль бензином или газом, чем заряжать его в течение двух-трех часов.

Александр Абдуллаев более оптимистично смотрит на ситуацию: «Если мы предоставим службам доставки и таксопаркам решения по зарядным устройствам в пределах их маршрутов, то текущая разница между электромобилями и бензиновыми машинами (затраты на топливо. – «Курсив») исчезнет через год, и со второго года стоимость владения электромобилем будет ниже бензинового аналога».

Бизнес проявит интерес к электрокарам, когда их стоимость упадет, считает Пайзиев, и произойдет это не раньше чем через пять лет.

изображение_2021-07-15_130347.jpg

Точки электропитания

В июле прошлого года президент страны Шавкат Мирзиёев подписал постановление, где в числе прочего обязал госорганы создавать инфраструктуру для электромобилей. Например, госхолдинг «Узбекнефтегаз» должен был установить в январе 2021 года две зарядные системы на традиционных АЗС в Ташкенте.

В начале года терминалы появились. Теперь в планах оснастить зарядными устройствами для электромобилей все АЗС «Узбекнефтегаза». Их у госхолдинга 78 по всей стране.

Также государство собирается привлекать к созданию инфраструктуры частный сектор.

К примеру, предоставлять земельные участки под такие заправки на льготных условиях или даже бесплатно. При этом, как сказал в интервью порталу Podrobno.uz заместитель министра энергетики Шерзод Ходжаев, земли будут выделяться не на отшибе, а там, где есть серьезный автомобильный поток.

Среди частного бизнеса, который занимается инфраструктурой для электрокаров, уже упомянутая ТМ Megawatt Motors. Компания установила 10 зарядных станций, из них пять находятся в Ташкенте. «Еще 10 на стадии внедрения», – поделился цифрами руководитель компании Александр Абдуллаев.

Мощность подобных станций – 20–30 кВт. Их стоимость начинается от $7 тыс. В среднем они окупаются за пять лет при нормальной загруженности устройства. Из плюсов: легкая установка, относительная дешевизна и возможность для расширения сети. Лучшими точками для размещения, на взгляд Абдуллаева, являются придорожные кафе, гостиницы.

Сейчас, по данным сайта Plugshare, в Узбекистане находятся 23 станции зарядки для электромобилей. Большая их часть – 14 – расположена в Ташкенте. Еще три в Фергане, остальные недалеко от курортов Amirsoy и рядом с Чарвакским водохранилищем – популярным местом отдыха.

8-полоса_Электромобили.jpg

Производственная зарядка

Еще одно давнее желание Узбекистана – производить на своей территории электромобили. Страна неоднократно пыталась сделать это с помощью иностранных инвесторов.

Так, летом 2018 года китайская Changan Automobile намеревалась начать сборку автомобилей с гибридным двигателем или с электрической силовой установкой в Ферганской долине. Инвестиции на первом этапе должны были составить $15–20 млн.

В сентябре того же года директор южнокорейской компании Rooper teikom Co. Ltd Сунг Ин Сонг заявил, что производство электромобилей запустят до конца 2019 года. В проект завода в Асаке планировалось вложить $2 млн.

В той же СЭЗ «Коканд» компания «Шаффоф омадли саноат» совместно с китайской Silk Road Company собиралась к 2021 году выпускать электромобили стоимостью $3 тыс. Инвестиции должны были составить $30 млн.

Ни один из этих проектов не воплотился в жизнь. Но планы на этом не закончились.

В 2019 году южнокорейская Hyundai объявила, что наладит сборку электромашин в свободной экономической зоне «Коканд» к 2023 году. Стоимость проекта оценивали в $300 млн.

В апреле 2021 года СМИ Узбекистана сообщили, что в малой промышленной зоне «Фергана» в ноябре 2021-го начнут собирать электромобили.  Проектом займется производитель керамической продукции, сантехники Central Asia Ceramic. На момент сдачи номера «Курсиву» не удалось получить ответ о статусе проекта у куратора.

А в июне 2021 года президент Узбекистана Мирзиёев во время поездки в Андижанскую область заявил, что там будут строить завод по сборке электромобилей на основе китайских технологий.

Государственное АО «Узавтосаноат», которое контролирует автопроизводство в Узбекистане, также неоднократно проявляло интерес к производству электромобилей. В 2018 году на пресс-конференции руководство компании отмечало, что при Туринском политехническом университете в Ташкенте создали спецгруппу, которая займется вопросами производства электромобилей.

В конце 2020 года правительство поручило «Узавтосаноат» разработать концепцию перехода на производство автомобилей только с электрическим двигателем. Проект концепции должен был появиться до 1 февраля 2021 года. На момент подготовки номера редакция не получила от «Узавтосаноат» информацию, разработан проект или еще нет.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 
1690 просмотров

Как работает единственная в Центральной Азии криптобиржа

UzNEX привлекает энтузиастов

Коллаж: Илья Ким

Единственная в Центральной Азии криптобиржа UzNEX набирает криптоэнтузиастов. Их задача – привлечь на UzNEX новых клиентов, за каждого новичка криптоэнтузиаст получит 3 USDT (привязанные к доллару стейблкоины). Почему на узбекистанской криптобирже низкая активность – в материале «Курсива». 

Криптобиржа UzNEX работает в Узбекистане абсолютно легально. У нее есть лицензия на соответствующую деятельность – порядок лицензирования криптобирж был утвержден в республике еще в 2019 году.

В том же документе оговорены правила торговли криптоактивами: покупать их в РУз разрешено только иностранцам, а сами узбекистанцы могут криптовалюту только продавать. Кроме того, снять доллары или сумы со счета на UzNEX пока невозможно. Логично, что на таких условиях криптобирже непросто привлекать новых клиентов.

В ожидании криптоперемен

Регулятор узбекистанской криптоотрасли – Национальное агентство проектного управления (НАПУ), которое и выдает лицензии на деятельность криптобиржи. Разрешение могут получить исключительно иностранные юрлица, открыв «дочку» в республике.

Предложением пока воспользовалась только южнокорейская компания Kobea Group, которая и открыла UzNEX (лицензия от НАПУ получена в конце 2019 года). Сейчас торги на платформе могут проходить по парам BTC/USDT, ETH/USDT, BTC/USD, ETH/USD, ETH/BTC. Менеджер департамента UzNEX по обслуживанию клиентов Сарвар Хайдаров говорит, что в перспективе в листинг будет включено больше монет.

На криптобирже рассчитывают, что узбекистанцы уже в ближайшее время получат право покупать криптоактивы. НАПУ еще в конце апреля 2021 года опубликовало проект приказа о внесении изменений в положение о порядке лицензирования криптобирж. «Пункт 5 изложить в следующей редакции: «5. Резиденты Республики Узбекистан вправе осуществлять на крипто-биржах все виды крипто-биржевых торгов крипто-активами и токенами за национальную и иностранную валюту», – говорится в документе. Обсуждение законопроекта завершилось еще в середине мая, но он до сих пор не принят.

В ответ на запрос «Курсива» в UzNEX отметили, что ждут принятия этого документа в том числе для запуска процедуры конвертации криптовалюты в фиатные деньги и вывода фиата.

Действующее узбекистанское законодательство разрешает сделки с криптоактивами исключительно на бирже, иные способы купли-продажи уголовно наказуемы. Например, в отношении задержанных весной продавца и покупателя 0,45 биткоина возбуждено уголовное дело по статьям 177 (незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей) и 190 (занятие деятельностью без лицензии) УК РУз.

Майнинг по-домашнему

Еще один разработанный НАПУ законопроект – «О мерах по дальнейшему развитию сферы оборота криптоактивов в Республике Узбекистан» – предусматривает создание Национального майнинг-пула (и спецтариф на электроэнергию для его членов), лицензирование промышленного майнинга и регистрацию частного. Представленный больше года назад документ так и находится в статусе проекта.

Официально промышленным майнингом (потребление свыше 100 кВт•ч) в стране никто не занимается, поскольку такая деятельность должна по закону вестись только на специально выделенной территории. Участки определяют АО «Узбекэнерго» и АО «Узбекгидроэнерго» по согласованию с НАПУ.

«До настоящего времени в Агентство обращений для согласования вопроса предоставления земельных участков для осуществления промышленного майнинга не поступало. Со стороны Агентства не ведется статистика по количеству майнинг-ферм», – ответил регулятор на вопрос «Курсива» о количестве майнинг-ферм в Узбекистане.

По оценке руководителя IT-консалтинговой компании Ransif Group Санжарбека Насирбекова, майнят в Узбекистане «в частном порядке», стараясь о виде деятельности сильно не распространяться. Причина чисто экономическая – в постановлении узбекистанского кабмина от 9 декабря 2019 года говорится, что потребители, которые ведут деятельность, связанную с оборотом криптоактивов, включая майнинг, «осуществляют оплату за потребляемую электрическую энергию с применением повышающего коэффициента в размере 3 к установленному тарифу соответствующей тарифной группы».

Логика властей РУз понятна: энергосистема Узбекистана на данный момент дефицитна. В минувшем году при генерации 66,4 млрд кВт•ч потребление достигло 69,1 млрд кВт•ч. Недостачу восполняли за счет импорта из приграничных стран.

По мнению Насирбекова, для прогресса отрасли необходимо развивать рынок частных электростанций в Узбекистане, чтобы предприниматели могли продавать энергию майнерам. Пока, по данным Кембриджского университета на апрель 2021 года, на долю Узбекистана приходилось 0,03% доли в мировой добыче биткоина. Для сравнения: у Казахстана – 8,2%, а у Китая – 46%.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivuz

Читайте нас в TELEGRAM | https://instagram.com/kursiv.uz

kursiv_kz.jpg