800 просмотров

Узбекистан нарастил объемы экспорта одежды в Казахстан

Это связано с увеличением номенклатуры реализуемых товаров

Фото: Pixabay.com

Развитие легкой промышленности Узбекистана и поддержка производителей позволили в 2020 году значительно увеличить объемы экспорта одежды и текстиля в Казахстан. Однако изменение потребительских предпочтений в сторону более дешевого сегмента снизило стоимостный объем поставок на 7%.

Согласно информации Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам РК, в 2020 году из Узбекистана в Казахстан было поставлено 13 тыс. тонн одежды и текстиля. Это на 30% больше, чем было в 2019 году. Таким образом, Республика Узбекистан второй год занимает второе место по объемам поставок товаров легкой промышленности в РК (в натуральном выражении). Что касается стоимостного объема, то в 2020 году производители из РУз заработали на продаже одежды казахстанцам $20,8 млн, что на 7% меньше аналогичного периода 2019 года. В целом, доля Узбекистана в импорте одежды в Казахстан составляет 3%.

Аналитики АО «Центр развития торговой политики «QazTrade» (Казахстан), исследуя товарооборот между РК и Узбекистаном, отмечают, что РУз во взаимной торговле товарами легкой промышленности занимает 98% стоимостного объема. Из $50,4 млн товарооборота $49,4 млн – это поставки узбекских вещей, текстиля, ковров, обуви в РК. Казахстанский экспорт легпрома в РУз составляет всего $983,7 тыс.

Главный научный сотрудник Центра экономических исследований и реформ Узбекистана (ЦЭИР) Руслан Абатуров отмечает, что увеличение объемов поставок товаров легкой промышленности в Казахстан объясняется тем, что Республика нарастила импорт не трикотажной детской и женской одежды. Этим 2020 год отличается от ситуации 2019 года.

 «С одной стороны, пандемия привела к падению в Казахстане спроса на отдельные категории одежды узбекских производителей. С другой – рост физических объемов связан как с диверсификацией экспорта/импорта, так и с изменением потребительских предпочтений в пользу более дешевых товаров. Необходимо отметить, что определенная часть текстильной продукции могла закупаться и для нужд социальной системы», – отмечает Руслан Абатуров.

Эксперт говорит, что в 2020 году, особенно в первой его половине, в условиях пандемии падение потребительского спроса на одежду отмечалось во всем мире. Но больницы стали массово закупать как защитные маски и одежду, так и постельное белье. По словам эксперта ЦЭИР, таможенная статистика включает в импорт по данной категории одежду и текстиль, в том числе для медицинских и социальных служб. Это может искажать устоявшиеся соотношения натуральных и стоимостных объемов экспорта/импорта и не совсем корректно отражать, как изменился спрос на одежду со стороны населения.

Руслан Абатуров считает, что легпром Узбекистана смог выйти из кризиса локдауна с плюсом, только благодаря проведенным в прошлые годы реформам.

«Это наглядно видно из того, что производство текстильных изделий по итогам первого квартала прошлого года выросло на 14,8%, швейное - на 11,1% (против 1,3% и 5,1%  за аналогичный период 2019 года). То есть к 2020 году отрасль, в том числе и за счет предоставленных в 2017-2019 годах мер поддержки, уже окрепла и вышла на динамичный рост. В период до пандемии отечественные текстильные и швейные предприятия Узбекистана получили льготы и преференции. В частности, они были освобождены от уплаты налога на прибыль, имущество, таможенные пошлины при импорте сырья или компонентов, не производимых в Узбекистане», - подытожил главный научный сотрудник Центра экономических исследований.

Ранее Kursiv.uz писал о том, что Узбекистан присоединился к системе преференций Европейского союза GSP, которая предоставит узбекским производителя и экспортерам тарифные льготы. Власти рассчитывают, что это не только поможет снизить себестоимость товаров из РУз, предназначенных для экспорта в страны Европы, но и привлечь иностранных инвесторов в Республику.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 
2225 просмотров

Кто «держит» лизинговый рынок Узбекистана

И за счет чего он развивается – в материале «Курсива»

Фото: Pixabay.com

В 2020 году объем новых лизинговых сделок в Узбекистане сократился на треть, но общий портфель лизингодателей все равно подрос – до 5,67 трлн сумов ($540 млн).

Общий объем лизингового портфеля компаний и банков Узбекистана динамично рос в 2018 и 2019 годах, притормозив лишь в год пандемии и прибавив всего 6,2%. За три года общий портфель лизингодателей увеличился в 2 раза. За счет чего развивается лизинг в республике – в материале «Курсива».

Компанейские условия

Рынок Узбекистана делят две группы отраслевых участников – банки и лизинговые компании. На конец 2020 года в республике были зарегистрированы 32 банка и 109 лизинговых компаний, но, по данным Лизинговой Ассоциации Узбекистана (ЛАУ), активно занимались лизинговой деятельностью только 48 лизингодателей, из них 18 – банки.