1349 просмотров

Как республики Центральной Азии развивают горнолыжные курорты

Рассказываем о туризме в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане

Фото: depositphotos.com

Территорию стран Центральной Азии, которые делят между собой склоны Тянь-Шаня, часто сравнивают с Альпами и говорят, что у республик есть возможность превратить курорты в этой зоне в такое же значимое место для любителей горнолыжного отдыха. Что делают страны региона, чтобы использовать эту возможность – в материале «Курсива».

Кыргызстан

Кыргызстан задумался о развитии туризма, в том числе о создании горнолыжных кластеров, еще в 1996 году – тогда появилась первая госпрограмма в этой сфере. После принималось еще несколько документов, где говорилось о желании Кыргызстана продвигать себя на международной арене как главную точку притяжения для путешественников в Центрально-Азиатском регионе. Акцент делался на развитие зимнего туризма – природные условия позволяют «качать» это направление: 40% территории Кыргызстана находится в высокогорье.

В конце 2020 года оказалось, что зимнему туризму нужна помощь государства, чтобы отрасль выжила. Об этом говорится в проекте концепции развития зимнего туризма в КР в 2021–2025 годах.

Проблемы, как указано в документе, стали нарастать еще до пандемии. Инвестиции в строительство и реконструкцию горнолыжных баз, места размещения зимних туристов шли вяло: по оценкам экспертов, с 1991 по 2020 год они составили $20–30 млн. В целом же объем инвестиций в туризм только в 2018 году превысил $64 млн.

Число посещений горнолыжных баз за лыжный сезон (с середины декабря до середины марта) оценивается в 60–80 тыс. человеко-дней, при этом около 95% посетителей – местные.

По словам руководителей горнолыжной базы «Каракол», доля иностранных туристов у них за последние 10 лет снизилась с 90% до 50–60%. Стоит отметить, что ситуация на «Караколе» оказывает серьезное влияние на всю сферу зимнего туризма в КР.

Причин, почему горнолыжный туризм так и не смог пойти в гору, несколько. Прежде всего, сами базы не хотели вкладываться в развитие инфраструктуры и увеличение пропускной способности.

Игроки с хорошим сервисом оттягивали на себя турпотоки, и слабые конкуренты тонули.

В качестве примера разработчики концепции приводят запуск и развитие горнолыжной базы «Чункурчак», которая «сократила» число туристов на таких базах Чуйской области, как «Оруу-Сай», «Кашка-Суу», «Ноорус».

Базы не развивали дополнительные продукты, которые помогли бы зарабатывать еще больше зимой и приносить доход вне сезона катания.

Кроме того, зимний туризм КР уже столкнулся с тем, что естественные благоприятные условия для развития максимально использованы. Из-за потепления исчезли снежные покровы на высотах ниже 1500 м, где расположено несколько горнолыжных баз. Так, прекратили работать подъемники в местностях с. Сосновка, с. Стрельниково, на базе «Кой-Таш». Не все базы могут себе позволить иметь дорогостоя­щие системы искусственного оснежения и покрывать затраты на их обслуживание.

Составители концепции называют еще ряд причин, которые негативно влияют на зимний туризм: падение доходов кыргыз­станцев, невозможность развивать инфраструктуру из-за особенностей законодательства о земле и, конечно, COVID-фактор.

В концепции предлагают использовать интерес к зимним видам туризма в традиционных странах-партнерах – России и Казахстане, а также «подключить» Узбекистан, так как Кыргызстан хочет развивать зимний туризм в своем юго-западном регионе. Кроме того, республика планирует привлекать туристов из европейских стран и стран Юго-Восточной и Юго-Западной Азии.

По данным главы ассоциации лыжных баз Кыргызстана Кирилла Иргисцева, в стране работают 17 горнолыжных баз, из которых девять оборудованы кресельными подъемниками. «В лыжные базы Кыргызстана в основном инвестируют местные граждане. Модернизация объектов, улучшение инфраструктуры проходят почти каждый год. Идет жесткая борьба за своих гостей, потому что на данный момент предложение превышает спрос», – говорит Иргисцев.

По его мнению, зимний туризм в Кыргызстане можно и нужно развивать, тем более что страна привлекательна ценами: стоимость скипасов, по меркам мировых курортов, остается низкой – $5–14.

«Каракол»

Цена на дневной скипас – $10,5–14, протяженность трасс – 20 км «Каракол» построили еще в советское время, в 7 км от города Каракол. В 2004 году базу модернизировали, и туда поехали не только местные, но и иностранцы.

В 2014 году, по версии российского Forbes, горнолыжная база «Каракол» вошла в десятку лучших баз, куда можно поехать без визы туристам из России. Город Каракол в 2017 году попал в топ-10 популярных городов для недорогого горнолыжного отдыха с детьми – это уже по версии сервиса поиска отелей RoomGuru.ru.

Эти события, как считают эксперты, сказались на развитии города. Туризм стал главным источником доходов Каракола: поступления с 2009 по 2019 год выросли с 86 млн сом до 222 млн сом (с $2 млн до $3,2 млн).

«Тоо-Ашуу»

Цена на дневной скипас – $5–10, протяженность трасс – 8,4 км. База находится в 120 км от Бишкека, на южном склоне перевала Тоо-Ашуу, на высоте 3 тыс. м над уровнем моря.

Здесь есть и ухоженные трассы, и целина. Любителей адреналина зовут на хелиски, когда с помощью вертолета людей доставляют к труднодоступным склонам – и оттуда они летят вниз на лыжах или сноубордах. В «Тоо-Ашуу» также есть ледовый каток.

«Орловка»

Цена на дневной скипас – $9–11, протяженность трасс – 3,2 км. Горнолыжная база «Орловка» также пытается привлечь максимально широкий круг людей, делая предложения даже корпоративным клиентам. Последние могут устраивать свои мероприятия в 100 км от Бишкека на свежем воздухе на высоте 1500 м над уровнем моря.

«Ак-Тюз»

Цена на дневной скипас – $12, протяженность трасс – 5 км. Эта база, которая находится в 140 км от Бишкека в долине Кичи-Кемин, начала работать в 2019 году. Свои трассы владельцы описывают традиционно – «и для новичков, и для мастеров». Инвестиции в «Ак-Тюз», по данным кыргызских СМИ, составили $2 млн.

«Кашка-Суу»

Цена на дневной скипас – $3,5–12, протяженность трасс – 9,6 км. «Кашка-Суу», расположенный в 35 км от Бишкека, начал развиваться в конце 70-х годов прошлого века как клуб любителей горных лыж при одном из заводов. Сейчас база насчитывает шесть трасс, две канатные дороги, также там имеется каток.

Казахстан

В Казахстане в 2012 году правительство поручило компании Ecosign Mountain Resort Planners Ltd разработать ТЭО и Системный план развития потенциальных курортов близ Алматы. Международные эксперты определили девять перспективных зон: Ак-Булак, Табаган, Бутаковка, Северный Тургень, Шымбулак, Кок-Жайляу, Большое Алматинское озеро, Северный и Южный Каскелен. Алматинский горный кластер должен был протянуться по предгорьям Заилийского Алатау почти на 100 км – от Каскелена на западе до Тургеня на востоке от Алматы.

Только курорт в Южном Каскелене, по расчетам экспертов, мог бы принять 31,6 тыс. лыжников в день. А горный курорт «Тургень» с потенциалом 1,3 млн посетителей в год (это почти в три раза больше, чем сейчас на «Шымбулаке») должен был включать до 16 тыс. мест в отелях и шале, 80–100 км трасс и 13–17 подъемников. Стоимость проектов – от $1 млрд.

Правительство одобрило план в июне 2013 года, но дело до реализации не дошло. Только в 2019 году план частично включили в госпрограмму по развитию Алматинского горного кластера (АГК). Потенциал АГК оценили в 2,5 млн человек, основной поток туристов должен был генерировать горнолыжный туризм. В качестве перспективных локаций определили четыре существую­щих курорта – «Шымбулак», «Лесная сказка», «Ак-Булак» и «Табаган», и четыре проектных – «Тургень», «Каскелен», «Кок-жайляу» и Almaty Hills (выше улицы Дулати).

Чтобы стимулировать развитие инфраструктуры, правительство предложило инвесторам льготное кредитование на строительство мест размещения, возмещение до 25% затрат на приобретение техники и оборудования (законопроект по возмещению затрат находится в сенате), а также налоговые преференции.

Но пока инвесторы нашлись только на два проекта: расширение горных курортов Oi-Qaragai – Lesnaya skazka и «Ак-Булак».

«Шымбулак»

Цена на дневной скипас – $18,1/$27,1, протяженность трасс – 25 км. В начале 2000-х на горном курорте «Шымбулак» планировали построить отели международного класса и альпийскую деревню – жилые и коммерческие объекты, включая рестораны, бары, кафе, ТРЦ, спорт-центр с открытым бассейном и парк на берегу Малой Алматинки. Собственник курорта – ТОО «Chimbulak Development» – собирался вложить в проект $1,37 млрд. Но из-за кризиса 2008 года пришлось ограничиться строительством гондольной дороги от Медео до Шымбулака, установкой новых канатных дорог на самом курорте, расширением трасс, открытием здания проката, новых кафе и ресторанов.

Сегодня Фонд проблемных кредитов (он принял от банка-кредитора права требования по обязательствам Chimbulak Development) продолжает поиск инвестора, который реализует планы начала 2000-х – построит отели и жилую недвижимость. Дефицит мест размещения (их всего около 60) не позволяет привлечь на курорт достаточное количество посетителей, чтобы обеспечить ровную загрузку в течение недели.

Oi-Qaragai – «Лесная сказка»

Цена на дневной скипас – $15,5/$27,4, протяженность трасс – 20,3 км. Всесезонный курорт Oi-Qaragai – «Лесная сказка», рассчитанный на семейный и детский отдых, начал развиваться с 2010 года. За 10 лет владельцы – группа компаний Alina – вложили в первый этап развития курорта около $100 млн. Инвестиции позволили в коронакризисный год увеличить количество гостей более чем в два раза – с 68 тыс. человек в 2019-м до 150 тыс. в 2020-м.

В марте 2021 года собственники начали расширение курорта за счет развития плато Актас. На этот этап они готовы потратить еще $250 млн. В ближайшие три года общая длина горнолыжных трасс должна увеличиться в три раза – до 60 км. На курорте появятся новые рестораны, спортивные площадки, водоемы, панорамная площадка и отели. После реализации проекта количество посетителей должно увеличиться более чем в четыре раза – до 620 тыс. человек в год.

«Ак-Булак»

Цена на дневной скипас – $14,3/$19, протяженность трасс – 5 км. На высокогорном курорте есть гондольная канатная дорога, две кресельных и две бугельных дороги, а также ледовый комплекс и конюшня. Планируется расширение горнолыжного курорта.

Узбекистан

В Узбекистане нет концепции развития именно горнолыжного туризма, как нет и программы развития горнолыжного спорта. «Было время, когда господствовала точка зрения, что горнолыжный спорт Узбекистану не нужен, потому что это теплая страна. Сегодня отношение поменялось», – комментирует председатель Федерации лыжного спорта Узбекистана Бехзод Якубов.

Amirsoy

Цена на дневной скипас – $18,6–22,4, протяженность трасс – 15 км. Единственная точка в Узбекистане с современной горнолыжной инфраструктурой – это всесезонный горный курорт Amirsoy. Он находится в 65 км от Ташкента на отрогах Чаткальского хребта западной части Тянь-Шаня. Комплекс площадью 892 га построен менее чем за два года, его первая очередь была сдана в декабре 2019-го. Проект стоимостью $100 млн был реализован андоррской компанией PGI Management. На территории комплекса находятся многофункциональные центры, альпийские шале, рестораны, бары, СПА, бассейны и другие объекты для отдыха. На курорте работает гондольная и кресельная канатки.

Сейчас идет подготовка к строи­тельству второй очереди курорта – появятся еще два отеля, новые канатные дороги и добавятся 16,8 км трасс.

«Чимган» и «Бельдерсай»

Еще два горнолыжных курорта в Ташкентской области – это «Чимган» и «Бельдерсай», расположенные в 5 км друг от друга. И на том, и на другом стоят канатно-кресельные дороги советских времен и бугельные подъемники.

Ни на одном нет системы скипасов – оплачивать нужно каждый подъем. В «Бельдерсае» подъем на канатно-кресельной дороге стоит около $2, на бугельном подъемнике типа «швабра» – $0,5. Чимганские цены: один подъем на креселке для катающихся – примерно $0,8, для пешеходов – около $1. На бугельной «швабре» – те же $0,5.

В ближайшем будущем ситуация должна измениться. В Ташкентской области хотят открыть международную курортную зону «Бельдерсай – Чимган – Нанай». В «Чимгане» и «Бельдерсае» появится 60 км горнолыжных трасс и 29 км канатных дорог. Стоимость проекта – $480 млн, из них прямые инвестиции – $280 млн, а также кредитные средства от Французского агентства развития и французского казначейства. Строительство начнут в декабре 2021 года, с «Чимгана».

Еще один всесезонный туристический комплекс с горнолыжными трассами планируется построить в Зааминском районе Джизакской области. Стоимость проекта – $300 млн.

Таджикистан

«Сафед-Дара»

Цена на дневной скипас– $13–17, протяженность трасс – 3 км.  Единственное место в стране, где можно покататься на лыжах – горный курорт «Сафед-Дара». Горнолыжная база советских времен в декабре 2015 года была продана государством компании «Фароз» с условием, что в течение следующих пяти лет покупатель инвестирует в развитие курорта не менее $6 млн. Перезапуск курорта состоялся в 2016-м.

К советской бугельной канатке добавилась гондольная канатная дорога, появились гостиницы, торговые ряды, рестораны, каток – тоже единственный в Таджикистане. В декабре 2016 года Исматулло Зиёев, на тот момент замдиректора компании «Фароз», сообщил, что запланированная окупаемость курорта – 18–20 лет.

Туркменистан

Туркменистан собирался построить горнолыжный курорт возле Ашхабада, к которому с одной стороны подступает пустыня Каракумы, а с другой – горы Копетдаг.

Первый раз о рукотворном «чуде в пустыне» – точнее, на склонах Копетдаг – заговорил в 2005 году Сапармурат Ниязов. Но Туркменбаши так и не построил горнолыжный комплекс «Алтын асыр» («Золотой век»): в 2006 году первый пожизненный президент Туркменистана умер.

«Горнолыжную» идею подхватил следующий глава республики – Гурбангулы Бердымухамедов. В 2012 году он дал указание построить на склонах Копетдага современный горнолыжный курорт с искусственным снежным покровом. В том же году свои проекты представили французские строительные компании Bouygues (возводила десятки сооружений в Туркменистане, к примеру, президентский дворец, здание парламента, Ледовый дворец) и Vinci (строила дом правительства, 3D-кинотеатр в Ашхабаде).

Проекты, как писали СМИ, предусматривали канатную дорогу длиной более 9 км, которая должна начинаться от предгорий Копетдага, в районе Геоктепинского шоссе, и пройти к вершине горы Гиндувар. На 1 050-метровой высоте должен был раскинуться парк с фонтанами, ресторанами и кафе. От него канатная дорога должна была вести к склонам горы Столовой (1 150 м) – к открытой горнолыжной трассе с искусственным снежным покрытием. Дальше на «канатке» можно было бы добраться к верхней (1 930 м) смотровой площадке. А у начальной точки канатной дороги предполагалось строительство крытого горнолыжного комплекса. Но его так и не построили.

kak-respubliki-centralnoj-azii-razvivayut-gornolyzhnye-kurorty.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 
800 просмотров

Узбекистан нарастил объемы экспорта одежды в Казахстан

Это связано с увеличением номенклатуры реализуемых товаров

Фото: Pixabay.com

Развитие легкой промышленности Узбекистана и поддержка производителей позволили в 2020 году значительно увеличить объемы экспорта одежды и текстиля в Казахстан. Однако изменение потребительских предпочтений в сторону более дешевого сегмента снизило стоимостный объем поставок на 7%.

Согласно информации Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам РК, в 2020 году из Узбекистана в Казахстан было поставлено 13 тыс. тонн одежды и текстиля. Это на 30% больше, чем было в 2019 году. Таким образом, Республика Узбекистан второй год занимает второе место по объемам поставок товаров легкой промышленности в РК (в натуральном выражении). Что касается стоимостного объема, то в 2020 году производители из РУз заработали на продаже одежды казахстанцам $20,8 млн, что на 7% меньше аналогичного периода 2019 года. В целом, доля Узбекистана в импорте одежды в Казахстан составляет 3%.

Аналитики АО «Центр развития торговой политики «QazTrade» (Казахстан), исследуя товарооборот между РК и Узбекистаном, отмечают, что РУз во взаимной торговле товарами легкой промышленности занимает 98% стоимостного объема. Из $50,4 млн товарооборота $49,4 млн – это поставки узбекских вещей, текстиля, ковров, обуви в РК. Казахстанский экспорт легпрома в РУз составляет всего $983,7 тыс.

Главный научный сотрудник Центра экономических исследований и реформ Узбекистана (ЦЭИР) Руслан Абатуров отмечает, что увеличение объемов поставок товаров легкой промышленности в Казахстан объясняется тем, что Республика нарастила импорт не трикотажной детской и женской одежды. Этим 2020 год отличается от ситуации 2019 года.

 «С одной стороны, пандемия привела к падению в Казахстане спроса на отдельные категории одежды узбекских производителей. С другой – рост физических объемов связан как с диверсификацией экспорта/импорта, так и с изменением потребительских предпочтений в пользу более дешевых товаров. Необходимо отметить, что определенная часть текстильной продукции могла закупаться и для нужд социальной системы», – отмечает Руслан Абатуров.

Эксперт говорит, что в 2020 году, особенно в первой его половине, в условиях пандемии падение потребительского спроса на одежду отмечалось во всем мире. Но больницы стали массово закупать как защитные маски и одежду, так и постельное белье. По словам эксперта ЦЭИР, таможенная статистика включает в импорт по данной категории одежду и текстиль, в том числе для медицинских и социальных служб. Это может искажать устоявшиеся соотношения натуральных и стоимостных объемов экспорта/импорта и не совсем корректно отражать, как изменился спрос на одежду со стороны населения.

Руслан Абатуров считает, что легпром Узбекистана смог выйти из кризиса локдауна с плюсом, только благодаря проведенным в прошлые годы реформам.

«Это наглядно видно из того, что производство текстильных изделий по итогам первого квартала прошлого года выросло на 14,8%, швейное - на 11,1% (против 1,3% и 5,1%  за аналогичный период 2019 года). То есть к 2020 году отрасль, в том числе и за счет предоставленных в 2017-2019 годах мер поддержки, уже окрепла и вышла на динамичный рост. В период до пандемии отечественные текстильные и швейные предприятия Узбекистана получили льготы и преференции. В частности, они были освобождены от уплаты налога на прибыль, имущество, таможенные пошлины при импорте сырья или компонентов, не производимых в Узбекистане», - подытожил главный научный сотрудник Центра экономических исследований.

Ранее Kursiv.uz писал о том, что Узбекистан присоединился к системе преференций Европейского союза GSP, которая предоставит узбекским производителя и экспортерам тарифные льготы. Власти рассчитывают, что это не только поможет снизить себестоимость товаров из РУз, предназначенных для экспорта в страны Европы, но и привлечь иностранных инвесторов в Республику.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 

kursiv_kz.jpg