1 просмотр

Фондовый рынок на взлете

Такого бешеного роста не было с 2000 года

Фото: с сайта kursiv.kz

Звезды фондового рынка засияли еще ярче, что резко выделяет их на фоне остальных компаний.

За первые три квартала текущего года взлетели в цене как минимум на 400% акции гораздо большего числа компаний, чем это было в любой аналогичный период после 2000 года. Это данные Dow Jones Market Data, основанные на анализе компаний, чья оценка на начало года превышала $100 млн.

Доминирующие позиции в этом списке занимают технологические и биотехнологические компании, а также фирмы, которые сумели извлечь пользу из изменившихся во время пандемии потребительских предпочтений. Так, акции Zoom Video Communications Inc. в этом году выросли в цене на 591%, а онлайн-ретейлер Overstock.com Inc. показал рост на 956%. Акции Tesla Inc. подорожали на 413%.

Overstock, акции которой в этом году на пике демонстрировали рост на 1677%, является наглядным примером происходящего.

Для сравнения: индекс S&P 500 в этом году вырос всего на 4,1%, а Dow Jones Industrial Average даже снизился на 2,7%. Тем не менее, в III квартале оба индекса зафиксировали рост минимум на 7% и показали лучшие результаты по итогам двух кварталов за период с 2009 года.

Мало кто сумел предвидеть такой рост, и это свидетельствует о целом ряде непривычных тенденций, наблюдаемых на рынках в текущем году. Пандемия стала причиной практически полной остановки экономической активности, и ожидается, что прибыль корпораций в этом году будет ниже на 18% по сравнению с прошлым годом – это самое резкое снижение показателя с 2008 года.

Слабая экономика и ожидания скудной доходности в различных сегментах рынка, в том числе и на рынке облигаций, вызвали огромный интерес к акциям компаний, сулившим хорошую прибыль в будущем, включая и те компании, которые на публичных рынках появились совсем недавно. Как писал The Wall Street Journal, по показателю IPO текущий год может стать рекордным, поскольку сразу после дебюта на бирже новые компании показали наибольший рост после 2000 года.

«Уровень драйва, энтузиазма и возбуждения этим летом достиг своего апогея, я ни разу не видел такого за те последние пять лет, что управляю фондом», – говорит портфельный менеджер компании T. Rowe Price Джастин Уайт; он курирует фонд фирмы, ориентированный на рост.

Во многом драйверами этого ажиотажа являются частные инвесторы, многие из которых впервые вышли на рынок во время пандемии. Зачастую эти инвесторы отдавали предпочтение акциям технологических компаний, а также акциям компаний, которые, по их мнению, выигрывают от изменений, вызванных пандемией. Именно они в последнее время обеспечивали большую часть активности на рынке – больше, чем когда-либо за последние десять лет.

Кое-кто из этих инвесторов, как и другие игроки, не просто покупают акции любимых компаний – они в агрессивной манере делают ставку на еще большую прибыль на рынке опционов, иногда даже поднимая стоимость базовых акций и способствуя росту активности на рынке деривативов.

Летом, после того как Tesla и Apple Inc. объявили о сплите, ажиотаж в отношении акций, которые и без того взлетели в этом году в цене, возрос с новой силой, спровоцировав нехарактерную динамику на рынках акций и деривативов.

В пиковые моменты 2020 года более 60 акций высокотехнологичного индекса Nasdaq Composite выросли как минимум на 400%. Однако существует очень большой разрыв между звездами фондового рынка и теми, кто проиграл. Из примерно 2500 акций, включенных в индекс, более 1000 потеряли в цене минимум 50% в наиболее сильные моменты спада.

Впрочем, в сентябре ажиотаж по поводу более широкого фондового рынка пошел на убыль, поскольку акции падали в цене на протяжении четырех недель подряд. Дестабилизирующей силой при этом стали технологические гиганты, способствовавшие росту основных индексов в предыдущие месяцы. Тем не менее, энтузиазм инвесторов никуда не исчез. Например, IPO облачного сервиса Snowflake Inc. произвело настоящий фурор: в первый же день торгов на фондовой бирже акции компании выросли в цене более чем в два раза.

Иногда это ралли сравнивают с пузырем доткомов, когда акции технологических компаний резко подскочили в цене, а затем рухнули. Согласно данным Dow Jones Market Data, сегодня в индексе S&P 500 сектор информационных технологий имеет наибольший вес, чем когда-либо с 2000 года. Между тем, значение ряда других категорий компаний, включая финансовые и энергетические фирмы, неуклонно снижается до своего минимального уровня за период по меньшей мере с 1990 года.

Бурный рост акций отдельных компаний был отчасти вызван динамичной торговлей, суть которой заключается в покупке акций компаний, показавших наибольший рост. По данным Fact Set, еще недавно в фондах, отслеживающих торговлю, находилось около $18 млрд, что примерно в 3 раза выше уровня пятилетней давности.

Некоторые инвесторы считают, что покупка акций по высоким ценам и попытка их перепродать еще дороже – далеко не простая задача. Однако этот шаг оказался оправданным, поскольку, вопреки ожиданиям, рост цены акций продолжился.

Старший портфельный менеджер FBB Capital Partners Дэвид Мальмгрен рассказывает: когда он принял решение купить в этом году акции Tesla, его коллега выразил сомнение, поскольку цена акций компании росла стремительно.

«Управляющий директор фирмы подошел ко мне и сказал: «Серьезно, мы покупаем акции Tesla за $800? Вы покупаете по максимуму… это требует смелости», – рассказывает Мальмгрен.

Однако эта позиция оказалась прибыльной, говорит он. В прошлую среду на момент закрытия торгов цена акции Tesla составила $429,01, что эквивалентно $2145,05 за акцию до сплита.

Как отмечает Уайт из T. Rowe, он упустил возможность купить акции Zoom в марте, но решил приобрести эту позицию в июне – примерно тогда, когда прибыль компании превзошла ожидания. К июню ее акции выросли на 200% с начала года.

«Я держал довольно небольшую позицию, поскольку не хотел делать героическую ставку на то, что уже могло быть пиковой величиной. Оглядываясь назад, можно сказать, что на самом деле акции были довольно дешевыми – всего $200», – говорит Уайт.

В прошлую среду, на момент закрытия торгов, цена акции Zoom составила $470,11 – она выросла на 591% с начала года.

4 полоса_WSJ-01.jpg

 

.

 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.uz

 
156 просмотров

Рынок IPO бурлит, словно в 1999-м

Почему в разгар рецессии инвесторы вкладывают деньги в новые публичные компании

Photos: New York Stock Exchange/Ap(7);
David Paul Morris/Bloomberg News

В разгар рецессии инвесторы вкладывают деньги в новые публичные компании. Охвативший рынок ажиотаж может посоперничать с бумом доткомов.

Многие компании испытывают трудности. Миллионы американцев остались без работы. Тем не менее уровень активности на рынке IPO сегодня один из самых высоких за последнее время и 2020 год вполне может стать наиболее результативным в истории. 

По данным аналитической компании Dealogic, за девять месяцев текущего года (по прошлую среду включительно) во время проведенных в США IPO было привлечено почти $95 млрд. Это уже больше аналогичных показателей за все годы после пузыря доткомов 2000 года, за исключением лишь 2014 года. Однако и этому рекорду, когда в ходе IPO было привлечено $96 млрд (из которых примерно четверть средств пришлась на Alibaba Group Holding Ltd.), текущие результаты фактически «наступают на пятки».

Банкиры, юристы и главы компаний считают: если этот ажиотаж сохранится, то 2020-й затмит бум доткомов 1999 и 2000 годов, когда инвесторы лихорадочно вкачивали деньги в быстрорастущие акции интернет-компаний до того, как те рухнули в цене. 

Сегодня инвесторы также активно участвуют во всех новых листингах, поскольку IPO этого года обеспечивают наибольший, начиная с 2000 года, прирост стоимости акций – на уровне 22% за период по прошлую среду. В среднем акции компаний, вышедших на IPO в текущем году, выросли на 24% от первоначального уровня.

Бурный рост рынка IPO никогда так сильно не контрастировал с состоянием экономики США. Из-за пандемии коронавируса многие компании оказались в свободном падении, что стало причиной небывалого роста уровня безработицы этой весной. На фоне увеличения востребованности технологий для работы, учебы и повседневных коммуникаций выросла и стоимость компаний, которые предоставляют подобные услуги. А поскольку низкие процентные ставки ограничивают доходность по таким традиционно безопасным инвестициям, как облигации, инвесторы сегодня ищут любые доступные способы заработать.

В этом году более 80% всех денег, привлеченных во время IPO, пришлись на три основных сегмента: здравоохранение, технологии и недавно ставшие популярными компании-пустышки, их еще называют шелл-компаниями – они создаются исключительно для того, чтобы приобрести частную компанию и вывести ее на биржу через обратное поглощение. По данным Dealogic, сегодняшний рынок IPO – самый концентрированный с 2007 года, когда незадолго до финансового кризиса на листинг активно начали выходить банки и кредитные учреждения.

В текущем году на американский фондовый рынок вышло более 235 компаний, что является наибольшим показателем после 2000 года, когда публичный статус обрели сразу 439 компаний, сообщает Dealogic. Скоро число компаний увеличится – к ним присоединятся такие гиганты, как Airbnb Inc. и Palantir Technologies Inc., IPO которых запланировано на конец года. Долгое время обе компании развивались как частный бизнес.  

В этой гонке участвует даже Уоррен Баффет, наиболее известный американский инвестор, который обычно избегает инвестировать в стартапы. Компания Баффета Berkshire Hathaway Inc. вложила $735 млн в акции облачного сервиса Snowflake Inc. во время его первичного предложения. В первый же день торгов, 16 сентября, стоимость акций компании выросла дo $250 за штуку. Это выше первоначальной цены IPO более чем вдвое, что делает размещение Snowflake Inc. крупнейшим технологическим IPO этого года. К концу первого же дня торгов рыночная капитализация компании достигла $70,4 млрд. Стоимость доли Berkshire при этом составила почти $1,6 млрд.

Текущее состояние рынка IPO значительно отличается от того, что было всего несколько лет назад, когда многие венчурные капиталисты и главы компаний утверждали, что рынок первичных публичных предложений «скорее мертв, чем жив». На протяжении почти целого десятилетия компании предпочитали привлекать огромные суммы денег на частных рынках капитала, что было возможным благодаря таким крупным фондам, как, например, Vision Fund с капиталом в $100 млрд (принадлежит SoftBank Group Corp.). Статус частной компании при этом позволял стартапам избегать проблем с раскрытием информации, что требует регулятор, а также необходимости отчитываться перед акционерами. В 2016 году в ходе IPO было привлечено менее $25 млрд.

Сегодня же компании опасаются оставаться частными слишком долго, поскольку они увидели, что некоторые крупные IPO, например Uber Technologies Inc. и Lyft Inc., в прошлом году столкнулись с трудностями. Кроме того, многочисленные инвесторы готовы обеспечить быстрорастущим компаниям большие оценки – такие, которые они вряд ли бы получили на частном рынке. По­этому теперь компании пытаются использовать правило золотой середины, выходя на IPO после того, как у них была возможность немного окрепнуть, но до того, как замедлится их быстрый рост.

Новые альтернативы 

В настоящее время ситуация на рынке более спокойная, чем во время бума доткомов, когда огромные суммы денег вливались в капитал компаний типа Pets.com, которые быстро истратили все деньги и рухнули всего через несколько месяцев, обрушив за собой и фондовый рынок. Теперь компании, до этого даже не собиравшиеся выходить на IPO в 2020 году, изменили свои планы, надеясь использовать подходящий момент. Другие планируют свои публичные дебюты на первое полугодие 2021 года. Изменился и сам процесс выхода на биржу, который оставался почти неизменным с 1980-х годов. 

«Как правило, раньше обсуждение выхода на IPO носило формальный характер», – говорит Беннет Шахтер, курирующий глобальное подразделение Morgan Stanley по альтернативным решениям в сфере привлечения капитала. Он объясняет, что все его этапы представляли собой серию раундов по сбору средств или даже частное размещение для предварительно выбранных инвесторов – это так называемый раунд перекрестного финансирования с участием инвесторов, которые в основном работают с публичными компаниями, затем следовало и само IPO. «Теперь же доступен более широкий спектр альтернатив, которые рынок принял очень хорошо», – отмечает он.

Одна из таких альтернатив традиционному IPO – сегмент компаний-пустышек – в этом году показала взрывной рост.

В текущем году на долю таких компаний пришлось свыше 40% привлеченных на IPO средств. Для сравнения, по данным Dealogic, за последние 10 лет аналогичный показатель в среднем не превышал 9%. 

В этом году свою компанию-пустышку решил создать и Кевин Харц, сооснователь компании Eventbrite Inc. и один из первых инвесторов в Airbnb, Uber и Pinterest Inc. 

 

rynok-ipo-burlit,-slovno-v-1999-m-3.jpg

Харц рассказывает, что его первая официальная встреча с банкирами по вопросу создания компании состоялась в середине июня. Менее чем через две недели он в конфиденциальном порядке подал документы в Комиссию по ценным бумагам и биржам, а к концу июля его заявка была обнародована. Примерно через 60 дней после той встречи с банкирами компания-пустышка Харца привлекла $200 млн, и он сразу же начал выходить на основателей компаний, с которыми мог бы провести слияние. Как отмечает Харц, он и сам был удивлен тем, насколько быстро ему удалось реализовать идею по созданию компании-пустышки, или так называемой специализированной компании по целевым слияниям и поглощениям (SPAC). 

«В будущем сегмент SPAC вполне может стать лидирующим», – говорит он, отметив в качестве главного преимущества этого варианта для основателей стартапов то, что при обратном слиянии стартап может предоставить акционерам прогноз прибыли и роста на будущее. В традиционном IPO это недопустимо.

Другой альтернативой, которую перед выходом на биржу рассматривает все большее число компаний, является прямой листинг, при котором существующие акции сотрудников и инвесторов выставляются на продажу на открытом рынке, что дает им возможность продать свои доли. Это позволяет компаниям избежать выплаты крупных комиссий инвестиционным банкам, осуществляющим андеррайтинг IPO, но не позволяет привлечь дополнительный капитал. 

Компания Palantir (один из сооснователей – миллиардер Питер Тиль), разрабатывающая программное обеспечение для анализа больших данных, в конце этого месяца завершит прямой листинг. При ожидаемой оценке компании в $22 млрд это станет одним из крупнейших публичных дебютов этого года. Выйти на биржу путем прямого листинга в конце этого месяца также планирует софтверная компания Asana Inc.

Ранее лишь две крупные компании выходили на биржу подобным способом. После того, как в 2018 году компания Spotify Technology SA обрела публичный статус, почти два года ее акции торгуются ниже цены закрытия в первый день торгов, хотя этой весной они и взлетели вверх. Slack Technologies Inc. вышла на биржу в 2019 году, и до сих пор ее акции торгуются ниже уровня первоначальной цены. 

Еще одна суперузнаваемая компания, которая намерена выйти на биржу в этом году – Airbnb, также планирует провести прямой листинг в 2020 году. По данным информированного источника, компании пришлось изменить свои планы после того, как пандемия вынудила руководство привлечь дополнительные средства. Официальный представитель Airbnb от комментариев отказался. 

Скоро могут измениться и сами правила выхода на IPO. В конце августа регуляторы утвердили заявку Нью-Йоркской фондовой биржи с просьбой разрешить компаниям привлекать капитал путем прямого листинга, хотя еще недавно эта инициатива натолкнулась на возражения со стороны большой группы инвесторов. По словам людей, знакомых с сутью вопроса, этот вариант устранит ключевой барьер для компаний и сделает прямой листинг еще более привлекательным. Nasdaq Inc. также подала аналогичную заявку.

«За последние два года нововведений было больше, чем за все последние двадцать лет. Это ренессанс рынка IPO», – говорит Стейси Каннингем, президент Нью-Йоркской фондовой биржи.
 
Меры, направленные на обес­печение социальной дистанции с целью избежать новой вспышки коронавируса, также повлияли на процесс IPO. 

Типичное роуд-шоу в рамках IPO раньше – это изнурительная поездка в течение 8–10 дней, когда руководители компаний разъезжали по миру, «продавая» в конференц-залах свой бизнес потенциальным инвесторам. Теперь же роуд-шоу проходит намного быстрее, и оно полностью виртуальное, что позволяет участвовать в нем гораздо большему числу инвесторов, чем это было раньше.

Когда в мае компания по онлайн-страхованию SelectQuote Inc. осуществила листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже, она провела лишь четырехдневное виртуальное роуд-шоу. «Кто бы мог подумать, что привлечь $350 млн можно, сидя в пижаме и не выходя из дома?» – говорит генеральный директор компании Тим Данкер.

Рынки меняются 

Осуществлять выход на IPO помогают и перемены на публичных и частных рынках капитала, вызванные пандемией. Учитывая, что в начале года вся страна оказалась на карантине, доступность фондирования на рынках частного капитала резко снизилась и руководители ряда компаний столкнулись с трудностями в привлечении денег на уровне желаемых оценок. К примеру, во II квартале резко возросло число стартапов на рынке частного капитала, осуществивших «понижающие» раунды, то есть когда их текущая оценка, основанная на цене акции, снизилась по сравнению с предыдущим раундом. 

В марте публичные рынки фондирования, включая рынок IPO, схлопнулись, однако оперативные действия центральных банков различных стран мира позволили возобновить денежный поток. После того, как индекс S&P 500 в конце марта достиг минимума 2020 года, выкуп облигаций со стороны Федерального резерва США помог компаниям привлечь необходимые деньги. Точно так же позитивный настрой частных инвесторов помог поднять цены на акции крупных технологических компаний и раскрутить ключевые индексы. Банкиры и руководители корпораций воспользовались этим оптимизмом, подталкивая вперед компании, которые ранее намеревались выйти на IPO в начале весны. 

Чтобы обеспечить проведение этих IPO без эксцессов, компании и их банкиры привлекли к сотрудничеству институциональных инвесторов, включая T. Rowe Price Group Inc. и Fidelity Investments, обязавшихся выкупить большую часть акций компаний либо перед IPO, либо уже в рамках публичного предложения. Как рассказали The Wall Street Journal менеджеры фондов, после того, как этой неспокойной весной их инвестиционные портфели серьезно потрепало, они были рады принять участие в IPO, которые по динамике, скорее всего, превзойдут фондовый рынок в целом. 

Акции компаний, вышедших на биржу в конце мая и в начале июня, выросли в цене, открыв, таким образом, путь целой серии новых листингов на бирже. По данным Нью-Йоркской фондовой биржи, август (обычно это «мертвый» сезон для IPO) этого года стал самым напряженным с точки зрения IPO за период с октября 2013 года. 

Этой весной также произошел всплеск объемов финансирования в пользу компаний-пустышек, и это признак того, что в 2020 году спрос на IPO превышает количество компаний, способных осуществить быстрый выход на биржу.

И хотя эта ниша существует уже много лет, зачастую раньше ее не воспринимали всерьез. Однако после того, как такие известные компании, как Virgin Galactic Holdings Inc. и DraftKings Inc., стали публичными в результате обратного слияния с компаниями-пустышками, легитимность SPAC за последний год значительно возросла.

Сама структура компании-пустышки позволяет обеспечивать высокие выплаты спонсорам даже в том случае, если ее акции падают в цене. Как правило, такие спонсоры получают акции, эквивалентные примерно 20–25% от суммы, привлеченной в ходе IPO на момент покупки целевой компании. Однако некоторые компании-пустышки меняют эти условия в меньшую сторону. Кроме того, не всегда IPO с участием SPAC обеспечивают хорошие результаты. Исторически сложилось так, что многие из них торговались в коридоре ниже цены предложения, и сделки, которые они заключают, не всегда получают одобрение акционеров. Новое поколение компаний, специализирующихся на слиянии и поглощении, намерено эту ситуацию изменить.

Пример стартапа по производству электрических грузовиков Nikola Corp. показывает, что риски здесь по-прежнему существуют. Став одним из самых громких IPO, осуществленных в этом году при помощи SPAC, сейчас фирма испытывает проблемы с законом и продажей своих акций. Более того, Министерство юстиции США приступило к рассмотрению заявлений о том, что компания могла распространять некорректную информацию о своих технологиях. Пресс-секретарь Nikola от комментариев отказалась. Акции компании упали в цене, хотя они все еще выше того уровня, на котором торговались на момент объявления о сделке по слиянию.

Находящийся в затруднительном положении сервис потокового видео Quibi также рассматривает возможность обратного слияния с компанией-пустышкой с целью выйти на биржу, сообщило в понедельник издание The Wall Street Journal.

Инвестор Вивек Ранадив вовсе не новичок в том, как извлечь выгоду из бума на рынке IPO.

В 1999 году, будучи предпринимателем в сфере технологий, он вывел свою компанию Tibco Software Inc. на биржу и наблюдал за тем, как в первый же день торгов цена акции компании выросла вдвое. В 2014 году предприниматель продал Tibco частной инвестиционной фирме, продолжив участвовать в инвестициях в технологический сектор, а также став мажоритарным владельцем баскетбольного клуба Sacramento Kings.

В феврале Ранадив побывал на Матче всех звезд НБА, где встретился с некоторыми инвесторами, посоветовавшими ему попробовать свои силы в создании SPAC. Поначалу он был настроен весьма скептически к самой этой идее.

«20 лет назад инвестиции в SPAC были бесполезным занятием», – говорит он. Однако затем мир охватила пандемия и оказалось, что это самое подходящее время для запуска собственной компании-пустышки, что он и сделал.

Уже летом Ранадив привлек для своей новой SPAC свыше $480 млн и теперь ищет целевую компанию для приобретения.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.uz

 

kursiv_kz.jpg